КОНТИНГЕНТ

М А Т Ь   

В период подготовки к отправке 165 полка в Чечню и после его отправки произошло одно трагическое событие, о котором необходимо рассказать отдельно.   1 января 1995г. я возвращался на пароме из Владивостока в Славянку. На пароме я почему-то обратил внимание на одну женщину. Она была одета в короткую шубку, возраста, примерно, одинакового со мной. Но были в ее поведении какие-то обеспокоенность и нервозность, что привлекло мое внимание. Перед подходом парома к Славянке она подошла ко мне, видимо, как к человеку в военной форме, и спросила, как ей найти в Славянке полк морской пехоты. Я объяснил ей, как добраться до полка и в ходе разговора выяснил, что она едет к сыну, который служит в славянском полку морской пехоты. Объясняя ей, как найти нашу часть, я подумал, что, вряд ли она найдет там сына. Дело в том, что почти всех матросов срочной службы со всех частей дивизии направили на укомплектование 165 полка.

Как выяснилось позже - мои предположения подтвердились.   В следующий раз я встретил эту женщину 11 января в военном городке «Кневичи». Она была в числе нескольких женщин, проникших в поисках своих сыновей на территорию воинской части. Женщины осаждали наше командование с требованием, чтобы им сообщили о месте нахождения сыновей и предоставили возможность встретиться с ними. Общались с ними и успокаивали этих матерей офицеры-воспитатели, т. к. командному составу некогда было отвлекаться от основной задачи - отправки подразделений к месту выполнения боевой задачи.    Узнав в одной из женщин мать военнослужащего 390 полка, с которой я встречался 1 января, я подошел к ней и попытался ей помочь. Женщина не узнала меня, но тут же обратилась ко мне с просьбой об оказании ей помощи в поиске сына.

Женщина находилась в полусознательном состоянии, она не воспринимала ничего из того, что я ей говорил и, не слушая меня, говорила о своем сыне. Она говорила, что у сына плохое зрение и поэтому его нельзя посылать в Чечню, просила меня устроить встречу с ним.   Я не в силах был ей помочь в этом, потому что даже не знал, в каком подразделении служит ее сын.

Я пытался всячески успокоить ее, но она не слушала меня. Чтобы успокоить женщину, я пообещал найти ее сына по прибытию полка в Чечню и обращать внимание на его службу. Я, также, пообещал написать ей после того, как найду его. Но, похоже, мои обещания не успокоили женщину. Звали матроса Сергеем Владимировичем Евстигнеевым, родом он был из Партизанска.   Записав данные на матроса, я вынужден был попрощаться с этой женщиной и уйти вместе со всеми к месту стоянки самолетов. После я никогда эту женщину не видел, и на это были причины.   После того, как мы прибыли в Грозный, я в штабе полка узнал, что Евстигнеев служит в третьей самоходной  артиллерийской батарее. Нашел я Сергея только в феврале, после того, как третья батарея заняла огневые позиции недалеко от КП полка. Евстигнеев был жив - здоров, выглядел неплохо. Я поговорил с ним о  службе, поинтересовался о том, как дела у него дома. Но оказалось, что Сергей писем из дома не получал, да и сам из Чечни не отправил домой ни одного письма. Он мотивировал это тем, что у него не было времени для писем и тем, что он считал, что письма из Чечни до дома не дойдут. Я отругал Сергея за это, взял у него домашний адрес и пошел на КП писать письмо. Сергею же, я приказал также к моему возвращению написать письмо родителям.   

Написав письмо родителям Сергея, я вернулся в третью батарею, забрал у него письмо и фотографию (сфотографировался он еще в Беслане после прибытия техники батареи в Осетию по железной дороге) и, вложив все в свой конверт, отдал письмо полковому почтальону.    Здесь же произошел случай, который можно назвать и смешным и трагическим. В тот момент, когда я забирал письмо у Евстигнеева, ко мне подошел матрос с этой же батареи и попросил, чтобы я написал и его родителям. Я постыдил матроса за то, что он сам не удосужился написать письмо родителям, вызвал к себе старшего офицера батареи и приказал, чтобы он сегодня же заставил матроса написать письмо домой. Примерно часа через два офицер доложил мне, что мое приказание выполнено, матрос написал письмо. Трагизм в этом случае заключался в том, что, зачастую, находясь в районе боевых действий, матросы не думали о том, что родители очень переживают и волнуются за них. Зная, что их сыновья находятся в Чечне, получая ежедневно по средствам массовой информации поток сообщений о тяжелых боях в Чечне, о погибших и, при этом, не получая писем от своих сыновей, родители, конечно же, очень тяжело переживали. Матросы не понимали этого и не осознавали из-за своей молодости и неопытности, в каком тяжелом положении находились их родители. С каким нетерпением они ждали от своих сыновей весточек из района боевых действий. Каждое полученное письмо означало, что их сын жив и вселяло надежду на то, что он благополучно возвратится домой. Поэтому, как в данном случае, и приходилось заставлять их писать письма домой.  

В период пребывания в Чечне я еще несколько раз встречался с Сергеем Евстигнеевым. Всякий раз, посещая третью батарею я интересовался его службой, спрашивал о том, как идут дела у него дома. Сергей рассказывал мне, что письма из дома он получает, и сам пишет домой.   8 мая 1995г. после нашего возвращения во Владивосток я присутствовал на торжественном собрании 165 полка посвященном Дню Победы, состоявшемся в нашем матросском клубе. По окончанию собрания в вестибюле клуба ко мне подошел матрос Евстигнеев со своим отцом, который в этот день приехал из Партизанска. Мы познакомились. После чего старший Евстигнеев отправил Сергея на улицу. После того, как мы остались одни, отец сказал мне, что его жена - мать Сергея умерла еще в феврале, но сыну он об этом не сообщал. Не сказал он сыну об этом и при встрече. Сергей считает, что мать ждет его дома. Отец рассказал мне, что мать Сергея очень сильно простудилась в те дни, когда она была в Славянке и Кневичах в период отправки нашего полка в Чечню. Прибыв в середине января домой в Партизанск она сильно заболела. На состояние ее здоровья, конечно же, влияло то, что Сергей находился в Чечне. Мать очень сильно переживала из-за этого. После смерти матери отец решил не сообщать об этом сыну, для того, чтобы не расстраивать его, т. к. Сергей находился и без того в сложной обстановке.   Я договорился с командованием полка и Сергея отправили в тот же день в отпуск. Только по прибытии домой Сергей узнал о смерти матери.   После прибытия из отпуска Сергей продолжал служить в 165 полку и осенью 1995г. был уволен в запас.                    

Заканчивая эту историю можно с уверенностью сказать, что Валентина Ивановна Евстигнеева, мать матроса Сергея Евстигнеева, умерла из-за войны в Чечне. Она также является жертвой этой войны.

                                                                                                                                                

 
Всего посетителей:
Creative Studio Sandal